Ставрополь Среда, 21 Августа
Здоровье, 29.05.2019 20:02

«Самые тревожные показатели – у молодежи Невинномысска», — психиатр Олег Боев рассказал о причине роста заболеваний

Главный психиатр края, главврач «Ставропольской краевой клинической психиатрической больницы № 1» Олег Боев рассказал «Блокноту Ставрополь» о депрессиях, самоубийствах, генетике и страхе неизвестностного.

– Журналистику часто называют второй древнейшей профессией, а насколько древняя профессия психиатра? И вообще психические болезни меняются с развитием цивилизации?

– Психиатрия связана с душой, раньше врачеваниями души занимались мудрецы, которые давали советы, отчасти это делали философы и лекари, они вкладывали нужные и важные слова в человека, и тем самым поправляли его здоровье. Вообще набор заболеваний более или менее постоянный, просто акценты разные. Например, процент тяжелых генетических психических заболеваний в среднем от 1 до 5% населения как был 200 лет назад, так и остался. Генетика переходит из поколение в поколение, частота генетически обусловленных расстройств по всему миру примерно одинакова. К таким заболеваниям, например, относится биполярное аффективное расстройство, которое раньше назывались маниакально-депрессивным психозом. 

— Нельзя сказать, что экология ухудшилась, поэтому большему числу людей требуется помощь психиатра?

— На психику влияет не только экология, в большей степени, — темп современной жизни и уровень стресса, количество перерабатываемой информации которые с этим связаны. Все это провоцирует пограничные состояния. И их число растет. На Ставрополье проводилось интересное исследование: в Буденновске, Невинномысске, Ставрополе и Кисловодске у подростков проверяли состав и качество работы слюнных желез. Оказалось, что самые тревожные показатели обнаружены у молодежи краевого химического гиганта – города Невинномысска. Результаты говорят о высоком уровне легких депрессий, тревожных расстройств у этих молодых людей. 50 лет назад их было меньше, 100 лет назад еще меньше.

– Что человек должен почувствовать, чтобы понять, что уже пора к врачу?

– Если человеку что-то мешает жить, надо обратиться к специалисту. Появляется зубная боль – я иду к стоматологу. Если зубной боли нет, но появился кариес, я все равно иду к специалисту. А что касается нервной системы, то, например, при нарушении сна надо обращаться? Да, но мы не привыкли ходить к врачам. Мы находим объяснение своей бессонницы: кофе перед сном выпили, перенервничали. Или рассеянное внимание – это звоночек? Да. Также с тревожными мыслями. В России никто никогда не учил, как заниматься профилактикой психического здоровья. Спорт, правильный режим сна и работы, и уменьшение потока информации – это и есть первая и простая профилактика.

– То есть нужно меньше смотреть телевизор?

– Наверное, так. Качество передач может быть разным. Современному человеку свойственно фрагментарное восприятие реальности, так называемое «клиповое мышление», а это очень сильно изматывает нашу психику. Реклама для нервной системы несет большую нагрузку, чем фильм. Дети, которые постоянно играют в компьютерные игры обладают меньшей способностью к обучению, у них больше невротических нарушений.

– Насколько опасно доктору работать с тяжелыми пациентами?

– Существует риск получить травму, особенно если пациента только что привезли и он не отдает себе отчета в действиях. В истории больницы были и трагические смертельные случаи. Однако у нас есть правила предосторожности, стандарты работы. Необходимость в постоянной бдительности есть, особенно в острых отделениях. Важно, чтобы пациенты не причинили себя тяжкого вреда. Но это редко происходит. У нас почти все санитары — женщины, необходимости в мужчинах-силачах нет.

– Смирительные рубашки до сих пор используются?

– Иногда используем меры физического стеснения. При перевозке это иногда нужно, но милиция чаще использует наручники. Сто лет назад смирительные рубашки чаще использовались. Раньше человека могли привязать на несколько дней, то сейчас это максимум день-два, до момента, пока начнется действие медикаментов. Я был в нескольких французских больницах, и у них также практикуется привязывание пациента к койке. У них каждая койка снабжена специальными ограничителями. Никаких других мер стеснения не придумано.

– Почему общество зачастую не сострадает душевнобольным, а старается отгородиться от них?

– Люди испытывают страх неизвестности, в нашем обществе обыватель очень мало знает о психических заболеваниях, не знают, чего ждать от человека, который страдает душевной болезнью. Что у него болит? Колено? Рука? Сердце? Нет. Боль при психических расстройствах нельзя пощупать, увидеть, и понять ее сложно. На самом деле душевнобольные люди лояльные и доброжелательные. Просто так они никакого вреда не нанесут. Есть категория больных в психомоторном возбуждении (их «в народе» называют «буйными»), но этот период кратковременный, и как правило такой пациент находится под наблюдением врача. 

– Десять лет назад Россия занимала первое место по количеству детских суицидов. Сейчас все также плохо?

– Пик был в 1995 году, тогда резко подскочил показатель смертности от суицидов. Есть категория заболеваний «социально-стрессовые расстройства». Они возникают в эпохи перемен, когда разрушаются стереотипы, установки, исчезает точка опоры. Многие люди увидели тупик и бесперспективность, не видели себя в будущем, даже в настоящем не видели себя, не смогли перестроиться, встать на новые рельсы. В эпоху перестройки был не только пик суицидов, тогда произошел всплеск суицидов, рост уровня онкозаболеваний, доброкачественных опухолей, снизился уровень рождаемости. К 2008 году ситуация стабилизировалась, суицидов стало меньше и появился прирост рождаемости. Так происходит потому, что изменился вектор развития государства, стали озвучиваться идеологические позиции страны, а до этого был вакуум. Последние два года через усиление политической воли началась консолидация идеологических позиций. Рисуются перспективы развития, появляются госпрограммы, рассчитанные на несколько лет, и это заставляет человека жить. Сейчас количество суицида идет на спад, но все равно сохраняется на высоком уровне. Мы живем на Кавказе, и самоубийства осуждаются из-за крепких национальных традиций. Поэтому устойчивость к стрессам и желание жить у нас выше, нам есть на что опереться.

Текст: Александра Верищак


Новости на Блoкнoт-Ставрополь

Медицина Ставрополя

психиатринтервьюНевинномысск
0
2
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое