Ставрополь Вторник, 10 Декабря
Происшествия, 18.09.2019 18:18

Увидели своего ребенка лишь в гробу: как семья Ковешниковых потеряла новорожденного сына

В 2019 году Ставрополье всколыхнул скандал – практически друг за другом в Минераловодском межрайонном родильном доме скончались три новорожденных ребенка. Минздрав начал проверку загадочной череды смертей. 

Ранее «Блокнот Ставрополь» рассказал трагическую историю смерти сына Дениса и Дарьи Ищенко. В своей беде они оказались не одни. Почти сразу после рождения умер ребенок Татьяны и Константина Ковешниковых. По словам мамы, ее сыну просто не дали шансов выжить.

Ковешниковы: Он мертв…

- Ну не всем же быть большими, - вытирал слезы с лица расстроенной супруги Константин, когда очередное УЗИ показало, что их сынок немножко отстает в росте.  – Сейчас ляжешь в стационар, прокапаешься. Вот увидишь, всем пацанам пацан будет. Ну чего ты расклеилась? 

И как-то сразу на душе стало легче. Действительно, чего это она? Тем более, оказавшись в стационаре, выяснилось, что разница в показателях составляет вовсе не шесть недель, как предположили в женской консультации, а всего две. Почти что норма. 

И если чего-то бояться, то скорее, что сынок как бусами обвил себя двойной пуповиной и у него зажата головка. В медицинской практике при таких исходных данных, как правило, рекомендуется делать кесарево сечение.

Однако 27 февраля в ГБУЗ СК «Минераловодский МРД» состоялся врачебный консилиум в лице заведующей отделением патологии беременности Светланы Ситниковой, заведующего отделением для беременных и рожениц Дмитрия Бочарова и заместителя главного врача по медицинской части Александра Зорина, на котором было решено пустить роженицу в естественные роды. 

ситникова, бочаров, зорин.jpg

Слева направо: заведующая отделением патологии беременности Светлана Ситникова, заведующий отделением для беременных и рожениц Дмитрий Бочаров и заместитель главного врача по медицинской части Александр Зорин

- Как мне объяснили, ребенок может распутаться во время самого процесса, и если что-то пойдет не так, они всегда успеют сделать экстренное кесарево сечение,- задерживает дыхание, чтобы успокоиться, Татьяна. А потом продолжает. -  Если бы я только знала, какую ошибку совершаю, радуясь, что операции не будет.

В 8 утра 28 февраля ей стали стимулировать роды. В 14:00 будущую маму перевели в родзал. В 14:35 на свет появился ее сыночек. 

Когда дыхание растворяется в воздухе

Запись из медицинской карты роженицы: «14:35. По биомеханизму родов родился живой, доношенный плод мужского пола, массой 2780 и ростом 50 см с двукратным тугим обвитием пуповины вокруг шеи плода. При пальпации пуповины определяется пульсация сосудов. Ребенок выложен на живот матери. После приложения датчиков КГТ определяется сердцебиение новорожденного. Ребенок передан неонатологу Кокоеву. Врач: Кельин А. С».

- Честно, я плохо помню тот период, поскольку была обколота какими-то лекарствами. Все обрывками и фрагментами. Что сынок рождается, его кладут на живот, говорят, что жив. Передают неонатологу Кокоеву. Он его куда-то уносит. А я так и продолжаю с 14:30 до 16:00 лежать на том столе, где и лежала. Потом меня перевели в палату, куда и зашел Александр Кельин, чтобы поинтересоваться, как я себя чувствую. Спрашиваю «а где мой ребенок?», и слышу в ответ: «А тебе что, разве ничего не сказали? Он мертв», - на автомате рассказывает Таня. 

григорий кокоев.jpg

Врач-неонатолог Григорий Кокоев

На улице жарко. Девушка же ежится, словно от озноба.

- Где-то в 21:00 я решила посмотреть на него, прежде чем сыночка забрали на вскрытие. Меня долго отговаривали, мол, зачем тебе на ЭТО смотреть. Но ЭТО жило во мне девять месяцев! Девять самых счастливых месяцев в моей жизни,-  как раненая волчица стонет потерявшая своего дитя мама.

Мама, которая до сих пор не понимает, как же так получилось, что в ее истории родов младенец признан живорожденным, и это подтверждают как минимум два члена акушерской бригады, проведенные исследования и даже судебно-медицинская экспертиза, в то время как в истории развития новорожденного представлена  совсем другая, кардинально иная, картина. Там в документах черным по белому написано: «родился мертвый ребенок. При проведении аускультации сердечные сокращения не определены. При рождении дыхание отсутствует. Отсутствие пульсации пуповины. Отсутствие регистрации сердцебиений кардиотохографом. Плод признан мертворожденным. Подпись: Кокоев. Фиева».

фиева.jpg

Врач-неонатолог Ирина Фиева

Когда в товарищах согласья нет…

Да уж, странная нестыковка, которая становится еще запутанней, если почитать свидетельские показания  всех участников тех событий, когда Кокоев продолжает утверждать, что увидел уже мертвого ребенка. Однако ему противоречат показания Александра Кельина, прямо указывающего, что коллега минимум недоговаривает, а максимум лукавит.

«В 14:35 акушерка Жаданова сказала мне, что пульсация имеется. Кокоев тоже произвел аналогичные действия и сообщил, что у ребенка присутствует сердцебиение. Затем он забрал ребенка и переложил его на детский столик, где стал фонендоскопом прослушивать сердцебиение младенца и сообщил, что оно отсутствует. Далее он не произвел никаких реанимационных мероприятий, накрыл ребенка пеленкой и отнес в соседний родильный зал. Через несколько минут я пошел к нему, где увидел, что Кокоев не производит никаких реанимационных действий, а ребенок так и лежал на детском столе, накрытый пеленкой», - воспроизводит события того дня акушер-гинеколог.

События, которые Татьяна цитирует наизусть. Ибо одному Богу известно, сколько раз Ковешниковы от корки до корки прочли все документы, начиная от медицинской карты беременной и продолжая свидетельскими показаниями:

- Моему сыну просто не дали шанса выжить. Кокоев ему даже носик не прочистил, чтобы он мог задышать, не говоря уже о кислородной маске. А чуть позже, когда мы встречались с неонатологом в кабинете, он нам прямо сказал, что «я рад, что так сделал. И вообще я грамотный, ничего не боюсь и смогу защитить себя во время следствия». Ну как после этого можно доверять людям в белых халатах, если они напрочь забыли, что их призвание лечить и спасать, а не бросать беспомощных малышей на произвол судьбы. Чем это не современная Спарта? - боится начинать все сначала Таня. 


Виновата мама?

Лихо все закручено в судебно-медицинской экспертизе, в которой приняли участие представители ГБУЗ СК Краевое БСМЭ и ГБУЗ ГКБ «ГКБ СМП» города Ставрополя, когда «причиной смерти плода явилась острая внутриутробная гипоксия». Причем «при анализе истории родов были выявлены следующие недостатки: учитывая все степени риска родоразрешения Ковешниковой, ей был необходим перевод в перинатальный центр. Кроме того, с  начала родовой деятельности на КГТ плода наблюдается немая кривая, что является показанием для проведения операции кесарево сечения в период с 9:10-10:00».

Напомним, что родила Татьяна в 14:35.То есть только через 4,5 часа! Родила живого ребенка, хотя эксперты снова твердят обратное, призывая верить не результатам КГТ и свидетельствам очевидцев, а результатам рентгенологического исследования и записи в истории новорожденного. Да и вообще «судебно-медицинская комиссия считает, что гарантировать жизнь ребенку мужского пола Ковешниковой Т.А не представлялось возможным в связи с воспалительными процессами в плаценте и признаками внутриутробного сепсиса у плода, когда источником инфекции явилась мать». 

 - Это подло. Мало того, что мы потеряли сына, так теперь меня пытаются убедить, что я сама во всем виновата. Дескать, был хламидиоз, который не пролечила, откуда и произошло заражение. Но у меня не было никакой инфекции. Мы ответственно подходили к беременности, долго не могли зачать ребенка, и неужели кто-то всерьез думает, что мы  бы стали так рисковать его здоровьем, – смотрит куда-то мимо меня Таня. 

Кокоев ушел. А проблемы – нет

Она сердцем и душой все еще в минераловодском роддоме, в воздухе которого растворилось дыхание ее сынишки. Говорят, что время лечит. По зареванной девушке этого не скажешь. Не утешает ее, и что Григорий Кокоев больше не работает в роддоме. Уволился по собственному желанию. 

«Но разве в одном Кокоеве дело», - резонно замечает семья. Ведь Кокоев в этих трагедиях давно из имени собственного стало нарицательным. И если в отношении настоящего носителя фамилии, неонатолога Григория Кокоева, сейчас устанавливается его степень вины в случившихся трагедиях, то как быть с кокоевыми, которые словно раковая опухоль пускают метастазы равнодушия по все системе здравоохранения? Кокоевыми, которые не желают вникать в проблемы, смотрят на них лишь через призму отчетов, бумажек и статистических данных, которые готовят такие же кокоевы…

В Следственном комитете по Ставропольскому краю возбуждены уголовные дела и ведутся проверки. А пока идет следствие семья Ковешниковых, просто учится заново жить. Жить без тех, кто должен был стать смыслом жизни…

Юля Степанова


 

Новости на Блoкнoт-Ставрополь
Ставропольновостисмерть в роддоме Минеральных Вод
4
2
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое