Ставрополь Понедельник, 08 марта
Общество, 26.01.2021 20:49

Главврач станции скорой помощи Ставрополя обиделся на критику их работы в СМИ

Сегодня, 26 января, на базе станции скорой медицинской помощи города Ставрополя состоялся брифинг, на который пригласили представителей краевых СМИ. Однако в этот непростой период со сложной эпидситуацией главный врач медучреждения Антон Фарсиянц предпочел уделить большую часть времени критике работы журналистов. И объектом его негативных высказываний стала редакция «Блокнота».

Уже на 15 минуте брифинга Фарсиянц перешел от работы скорой к деятельности редакции. Причем это один из первых брифингов, на которые «Блокнот Ставрополь» получил персональное приглашение. Что наводит на мысль — «показательная порка» была спланирована.

— Когда за нас определяют, что мы не так хорошо работаем, и дают нам оценку непрофессионалы, нас это немножко цепляет, — заявил главный врач ставропольской станции скорой помощи. — Получается, есть проблема с поликлиниками, то есть, с обслуживанием в поликлиниках. Люди сталкиваются, понятно, что разгоряченные все, должны и лекарства и с поликлиники получать. Все вешать на скорую помощь не совсем справедливо. Это обижает коллектив, и работники сами могут об этом сказать.

Далее Фарсиянц сообщил, что на сайте «Блокнота» вышло как минимум три публикации, освещающих споры, возникшие между работниками скорой помощи и пациентами, которые кажутся ему обидными. А вину в этих ситуациях главврач решил возложить на пациентов, отмечая, что люди просто не понимают как должна работать скорая помощь.  

— Он считал, что мы должны сделать вот так, вот взять и отвезти. У нас есть клинические показание, у нас есть маршрутизация, то есть мы за это отвечаем. У нас есть, допустим, карта, в которой написано: «Согласен на медицинское вмешательство». Без этого мы не имеем права ничего делать. То есть много условностей, которые мы выполняем. Когда человек со стороны считает, что мы должны это вот так сделать и требует, а мы не выполняем, а потом находит решение спора не у нас, а сразу пишет в Instagram, а потом вы перепубликуете это, — заявил Фарсиянц.

Непонятно, о какой публикации говорит главврач, поскольку в случае всех материалов, касающихся работы скорой, люди непосредственно обращались в редакцию, и корреспонденты «Блокнота» вели с ними личные беседы.

Впрочем, жалобы на то, что в краевой столице время ожидания этих самых «скорых» порой затягивается до неприличия, Фарсиянц предпочел оставить без обоснованного комментария.

Главврач просто вспомнил «обидный» материал, вышедший на сайте издания еще 14 сентября. Местная жительница Оксана Гуцуляк рассказала о том, что ждать бригаду, вызванную к пожилой родственнице, пришлось около семи часов. В процессе она заявила, что столкнулась с грубым отношением со стороны медиков.

Практически сразу же после выхода материала станция скорой помощи краевой столицы направила в редакцию коллективное письмо, в котором заявила, что указанные в материале сведения не подтвердились, а также пригласила корреспондентов редакции посетить учреждения и изнутри взглянуть на работу скорой. Однако опровержения от редакции коллектив ГБЗУ СК «ССМП» не потребовал.

письмо.jpg

— Мы написали коллективную жалобу с просьбой опровержения. Она оставлена без ответа, — между тем заявил Фарсиянц. И добавил, что после этого сотрудники скорой помощи были вынуждены обратиться в суд.

И суд действительно был. Однако единственным ответчиком проходила ставропольчанка, обратившаяся в «Блокнот». В числе участников процесса редакции не было. По итогу разбирательство закончилось мировым соглашением между сторонами.  Только одним из условий достижения подобного «мира» была публикация опровержения на сайте «Блокнота».  Но каким образом с юридической точки зрения женщина могла оказать на редакцию влияние и заставить опубликовать опровержение?

Между тем, редакция все же пошла на встречу Оксане Гуцуляк и опровержение разместила. Которое, к слову, хотя и не понравилось сотрудникам скорой, все же было размещено в их Instagram-аккаунте.

скрин.jpg

И за все это время непосредственно в редакцию никаких требований о публикации опровержения не поступало.

— В тех условиях, когда мы пашем, не то, что требуем, чтобы нас хвалили, но нас еще будут подергивать или стегать, то есть, не оценивать нашу работу. Это нас оскорбляет. В той ситуации, у нас просьба все-таки более объективными, мы все-таки открыты, если у вас есть какие-то вопросы, приходите. Какие цифры вам нужны, пожалуйста, я все покажу. То есть с первоисточника, паззлы складывайте какие-то, двухсторонние. Я уже и в Instagram писал несколько раз. Не надо с одного источника. Истину устанавливайте, все-таки журналистика она и заключается в том, чтобы истину установить, — между тем твердо уверен Фарсиянц, не предпринявший доселе никаких действий для того, чтобы редакция выпустила опровержение в рамках законодательства.

В ходе брифинга он вспомнил еще одну публикацию. Речь идет о вопиющей истории Екатерины Власовой, чья бабушка в муках умирала, а врачи скорой сказали, что ничем помочь не могут. Больше всего Фарсиянца возмутило, что в одном из СМИ вышла публикация с фразой «приедем, когда умрет», вынесенной в заголовок. Однако в этом случае главврач скорой почему-то решил не озвучивать название СМИ, опубликовавшего данный материал. И его критика по инерции потянулась за «Блокнотом», хотя с заголовок с цитатой медиков в данном случае разместили «Ставропольские ведомости».

ведомости.jpg

Но примечателен здесь даже не этот факт, а то, что главный врач, по сути, не отказывается от того, что фельдшер скорой действительно произнесла подобную фразу. Однако утверждает, что эти слова имели совсем другой контекст.

— Мы приезжали на освидетельствование, потому что поликлиника не работала в праздники. Потому что, чтобы похоронить человека или что-то сделать, должна карета скорой помощи быть, где должно быть написано, что смерть ненасильственная. Мы так работаем. Это наша работа. Это не извращенная форма восприятия или там несострадание к пациентке. Это наша работа, мы можем так ответить, потому что это профессиональная реплика, но то, как ее переиначили, все равно для чего, чтобы потом на этот заголовок у нас пошло больше людей, а потом еще комментарии. До тысячи будут. Такие негодяи и их сжечь надо. Я вас очень прошу, обратите внимание, я вам еще раз говорю, любой сигнал поступает, приходите, я открою, никаких секретов вам не будет, — считает главврач.


В личном разговоре с корреспондентом «Блокнота», который состоялся после брифинга, Антон Фарсиянц заявил, что первая публикация, к которой у станции скорой помощи имеются претензии, ранила чувства работницы, выезжавшей на данный вызов.

— Она здесь плакала и рыдала, и говорила: Антон Вячеславович, я вообще таких слов не знаю, — рассказал главврач.

Он также добавил, что якобы предоставил редакции текст опровержения, которое должно было выйти на сайте, однако подобный материал в редакцию не поступал. Было коллективное письмо без требования опровержения. И сообщение в Instagram, которое также не является официальным документом.  

Хотя сам Фарсиянц уверен, что суд обязал редакцию (которая  даже не была ответчиком по данному делу) написать соответствующую публикацию.

Непосредственно к редакции «Блокнота» у главврача скорой были претензии и по материалу о Марии Головченко, которая рассказала о том, как халатность врачей привела к серьезным последствиям для здоровья у ее мужа.

Видео: Мария Головченко

И не устроило его то, что в системных проблемах здравоохранения в ставропольских учреждениях в число виновных записывают и сотрудников скорой. И хотя героиня публикации подчеркнула, что не имеет претензий к сотрудникам неотложки, для самой станции это обернулось чередой проверок.

— И мы начинаем отбелять себя там, где это не требуется. Ну это ж неправильно, — считает Артем Фарсиянц. Правда, совершенно непонятно, при чем в этой ситуации редакция «Блокнота».

Припомнил он вновь ситуацию Екатерины Власовой. И пытался настаивать на том, что материал был перепечатан из соцсетей девушки. Публикация у Власовой в Instagram действительно выходила. Но из общего у нее с материалом «Блокнота» только то, что основе лежит одна и та же вопиющая история.

Власова.jpg

Хотя такие условности Антона Фарсиянца не волнуют. Он умудрился назвать крик о помощи, размещенный Екатериной Власовой в соцсетях, «сочинением», отмечая, что она тоже «блогер и журналист».

Между тем, в редакцию «Блокнота» только за последний год поступили десятки жалоб на работу сотрудников скорой помощи. Не все из них касались краевой столицы. Однако именно в Ставрополе жалоб больше всего. 

Особенно остро ситуация встала в период пандемии. Оно и понятно, в краевом центре работает примерно 9 «коронавирусных» бригад скорой помощи. И их очень мало на четыреста тысяч населения Ставрополя.

Ждать скорую помощь ставропольцам приходится не только часами, но иногда и днями. Очередь на «коронавирусный» вызов приходится занимать за 3-4 дня. 

Часто необходимая помощь не приезжает даже к людям с серьезными хроническими заболеваниями. Так, в редакцию «Блокнота» обращалась ставропольчанка, рассказавшая, что ее пожилая родственница с больным сердцем скорую так и не дождалась. С шести вечера девушка пыталась вызвать медиков женщине. Но в итоге доставлять ее в медучреждение пришлось своими силами.

восемь часов.jpg

К слову, к этой публикации у сотрудников станции скорой помощи Ставрополя также имелись претензии, которые они отмечали в коллективном письме, настаивая, что имеющиеся у редакции сведения недостоверны. Но, вместе с тем, сами сотрудники скорой также не предоставили ни одного факта в подтверждение своей позиции, предполагая, что именно им журналисты должны поверить на слово. 

О невозможности получить помощь при коронавирусе рассказал и другой житель краевой столицы. У его семьи не получалось даже сдать анализы на коронавирус: выходить из дома и заражать других людей было неправильно, а бригада скорой все не приезжала. 

В сентябре о похожей проблеме сообщила и еще одна местная жительница. Сама она с трудом добилась госпитализации в инфекционное отделение, хотя коронавирус у нее подтвердился. А вот к ее пожилой матери бригада также не ехала несколько дней. Хотя женщина попадала в группу риска.

И это не говоря уже об историях Оксаны Гуцуляк, Екатерины Власовой и Марии Головиной, которые и стали камнем преткновения в конфликте редакции со скорой помощью. 

Да и в целом вся система здравоохранения Ставропольского края уже не первый год трещит по швам: роженицы часами истекают кровью на родильных столах, у пациентов не могут диагностировать аппендицит. Халатность медиков часто приводит к смерти не только взрослых, но и детей. 

И решить эти системные проблемы, копившиеся годами, не помогла даже отставка Виктора Мажарова и назначение нового министра здравоохранения Владимира Колесникова. 

Василина Морозова




Новости на Блoкнoт-Ставрополь
  Тема: Коронавирус  
Ставропольский крайСтавропольскорая помощьбрифингкритикаАнтон Фарсиянц
6
3
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое