Ставрополь Понедельник, 17 мая
Общество, 06.11.2020 18:03

Системная солидарность следствия: какие сюрпризы ждут ставропольцев в суде

Судебная вертикаль власти Ставропольского края уже давно не вызывает доверия у граждан. На справедливый суд рассчитывать может не каждый, особенно, если в дело вмешивается системная солидарность следствия, прокуратуры и суда, а также конфликт интересов представителей власти, подчистую не имеющий отношения к судебному процессу. «Блокнот Ставрополь» узнал, что творится за дверями судебных инстанций и на что готовы пойти судьи в угоду «нужного» приговора.

Сейчас в Ленинском районном суде на повторном рассмотрении у судьи Евгения Чебышева находится дело гражданина А., обвиняемого в мошенничестве (часть 2 статья 159 УК РФ). Следственные и судебные тяжбы, предметом которых оказался канувший в лету комплект золотых украшений, идут уже пятый год. В то время как подобные дела, согласно судебной практике, обычно рассматриваются не более одного года. Так что же кроется в деле обвиняемого А…

Обвиняемый по делу, как и потерпевшая, свои данные предпочли не раскрывать. Однако А. от комментария, в отличие от гражданки М., не отказался. Он пояснил корреспонденту, что летом 2016 года познакомил потерпевшую с неким Дмитрием, в последствии чего, тот обманным путем завладел ювелирными украшениями М. 

— В итоге М. обвинила меня в пропаже украшений, так как именно я познакомил их. Но так как Дмитрия нужно искать, а я здесь, в наличии, следователю было удобнее обвинить меня. Дмитрий по делу проходит как неустановленное лицо. Несмотря на то, что адвокатом следствию и суду были представлены все данные Дмитрия, его никто не искал, — поделился А.

Гражданин А. представил суду свидетелей, которые лично общались с Дмитрием, и подтвердили это как на следствии, так и в суде. Однако сторона обвинения настаивает на том, что никакого Дмитрия не существует и обвиняемый его придумал с целью избежать наказание. 

— Я, конечно, не юрист, но насколько мне известно, дача ложных показаний в России является уголовно наказуемым преступлением. И если идти по логике стороны обвинения, значит, мои свидетели дают ложные показания. Тогда по какой причине их не привлекают к ответственности за это? — отмечает подсудимый.

В свою очередь, сторона обвинения не представила ни одного свидетеля, который бы подтвердил факт того, что именно А. взял эти золотые украшения. И не одного доказательства, кроме слов потерпевшей и залогового билета из ломбарда, который не имеет никакого отношения к украшениям М.

— Я не могу утверждать, что у потерпевшей были именно золотые украшения, а не бижутерия, так как не имею навыков в данной области. К тому же, я их не рассматривал, а видел лишь через сетчатый мешочек, который М. передавала Дмитрию, — рассказал А.

Этим делом занимается адвокат Роман Дорошенко. Подсудимый А. обратился к нему уже в ходе рассмотрения дела в суде. Сформировав позицию защиты, адвокат приступил к «выравниванию» весов Фемиды. В первой инстанции им с подсудимым А. было подано более 15 ходатайств — о приобщении доказательств защиты, допросах свидетелей, недопустимости доказательств обвинения, возврате дела прокурору и ряд других. Однако судья Андрей Свидлов их отклонял, просто приобщая к материалам дела.

Суд первой инстанции приговорил А. к условному сроку, но позицию подсудимого удалось отстоять в апелляции. Приговор отменили. Дело вернули прокурору. На сегодняшний день оно находится на новом рассмотрении в Ленинском районном суде.

Как отметил в беседе с корреспондентом адвокат Роман Дорошенко, в деле, помимо исчезновения «главного героя» Дмитрия, есть немало поводов для сомнений. И новое рассмотрение породило их еще больше.

— Нет доказательств стоимости якобы похищенных изделий, проведенная судебная экспертиза основана на сомнениях наличия на изделиях пробы драгоценных металлов, то есть похищенной могла быть бижутерия. Доказательством вины клиента приводится залоговый билет ломбарда, однако свидетели по делу указывают на предоставление клиенту иных золотых украшений, которые впоследствии и были сданы в ломбард, более того, судьей в первой инстанции Андреем Свидловым, данное доказательство обвинения было исключено при вынесении первого приговора по признаку отсутствия относимости доказательства к инкриминируемому преступлению, и апелляционная инстанция поддержала приговор в данной части, — пояснил защитник.

Корреспондент «Блокнот Ставрополь» в течение месяца посещал судебные заседания по делу А., рассматриваемому единолично судьей Евгением Чебышевым в Ленинском районном суде. 

Первое, на что пало внимание журналиста, — особое отношение судьи к ходатайствам. И если в первой инстанции судья Андрей Свидлов их просто «отфутболивал», не принимая ко вниманию, то Чебышев поступает дальновиднее, и тем не менее нарушает право на защиту. Отказывая в удовлетворении ходатайств, он приобщает их к материалам дела, обещая обратить на них внимание и дать оценку, но уже в совещательной комнате при вынесении приговора. 

Видимо, господин судья забывает о 121 статье УПК РФ, гласящей, что «ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления. В случаях, когда немедленное принятие решения по ходатайству невозможно, оно должно быть разрешено не позднее 3 суток со дня его заявления».

Следующий фактор заключается в недопустимости доказательств, на которых и строится все обвинение, даже если не брать во внимание отсутствие в деле главного героя — Дмитрия. 

Украшения, которые подсудимый якобы забрал на время у потерпевшей, а в итоге сдал в ломбард, в качестве вещдока отсутствуют. Все обвинение строится на залоговом билете, на основе которого судебная экспертиза озвучила примерную стоимость украшений — 104 тысячи 15 рублей. Но при условии, что они не являются ломом и вообще имеют пробу, чего сам эксперт утверждать не берется. 

В ходе допроса выяснилось, что оценка стоимости изделий производилась только «при условии» наличия государственного клейма, исходя из данных залогового билета.

— Изделий не было, потому оценка производилась при условии, что государственное клеймо в наличии, — пояснила эксперт суду, что его экспертиза не имеет категорического вердикта. — Я этих изделий не видела. Сомнений у меня не было, все согласно методике, но при условии наличия клейма. Если бы изделие было в наличии, то была бы совершенно иная экспертиза. В данном случае все производилось согласно залоговому билету. Ломбард устанавливает долю химического металла и вес, мне этого было достаточно. Если бы в залоговом билете было отмечено, что клейма нет, то это изделие шло бы как лом.

Эксперт также пояснила, если на ювелирных изделиях будут повреждения свыше нормы в 20%, то оно будет рассматриваться как ювелирный лом. Цена от этого изменится.

— Я ставила максимальный износ 20%, в ювелирных украшениях больше этого числа не существует, дальше идет лом. Но в связи с тем, что от потерпевшей нет данных о повреждениях, значит я его не могу считать изделия как лом. Хотя исключать этого нельзя. Тем не менее, экспертиза строится на основе предоставленных мне данных. Опять же, если считать срок пользования изделием, то фактически его износ может составлять порядка 80%, — сообщил эксперт.

На завершающем этапе допроса, судья Чебышев заявил, что у суда также имеется вопрос к эксперту, всего один: «Можете ли вы высказаться о том, какие должны быть повреждения, чтобы было 20% износа, или 30%?»

— Конечно, — ответила ему эксперт, — 20% это, например, отсутствие полировки, загрязнения, потертости, незначительные царапины. 

— А деформация овала кольца? — уточнил судья.  

— Если значительная, например, эллипс, то это уже лом, — подытожила свидетель.

Получается, что даже незначительные подробности в части износа изделий, существенно могли повлиять на стоимость, и они важны при расчете. Настолько важны, что материальный ущерб потерпевшей мог снизиться в полтора, а то и в два раза. А от стоимости, в свою очередь, зависит вменяемая статья и размер наказания.

Получается, что выводы эксперта основаны на предположениях и условностях, доказательств наличия на изделиях проб и наличия в них драгоценных металлов — нет. Это эксперт подтвердила сама. Все ее исследования проводились в рамках поставленных задач. А задача была оценить стоимость изделий по залоговому билету и на основе показаний потерпевшей.

Однако никто из свидетелей не может сообщить как выглядели сданные в ломбард украшения, и опознать их по фотографиям, приобщенным к материалам дела от потерпевшей. Более того, потерпевшая и сама отметила в суде, что вес и стоимость якобы похищенных у нее изделий и указанных в обвинительном заключении не соответствуют. Тогда у кого были похищены изделия, указанные в обвинительном заключении, и чье дело должно рассматриваться судом?

Также потерпевшая указывала на несоответствие якобы похищенных у нее изделий с внесенными в залоговый билет. Так ее ли украшения вообще оказались в ломбарде? И разве суд может выносить обвинительный приговор при такой путанице в доказательной базе со стороны обвинения? Ан-нет, скажет вам судья, может, еще как.

И это при том, что Свидлов на рассмотрении дела в первой инстанции признал залоговый билет недопустимым доказательством, так как ювелирные изделия в нем не соответствуют описанию потерпевшей, а суд апелляционной инстанции поддержал в данной части его приговор. 

Примечательно и то, что в годы рассмотрения Свидловым дела подсудимого А., Чебышев еще не был судьей, но уже готовился надеть мантию в 2018 году, и, по словам А., в качестве слушателя посещал этот же процесс, чтобы набраться опыта.

Евгений Чебышев.jpg

Источник: пресс-служба Ставропольского краевого суда

Только следователь и прокурор на новом рассмотрении затеяли на основе билета из ломбарда экспертизу, ту самую, что строится на предположениях. И уже она легла в основу нового обвинзака, рассмотрением которого и занимается Чебышев, ступая буквально по минному полю. Ведь подставлять себя не хочется, а признавать ошибки системы не представляется возможным. 

А ошибок, стоит отметить, немало. В части веса изделий и проб их даже подозрительно много. Характеристики изделий, взятые следователем Кулинич в основу обвинительного заключения суда, разнятся не только с показаниями потерпевшей, но и с залоговым листом. Вот что она смогла пояснить по этому поводу в ходе допроса:

«Характеристики были взяты из залогового билета. Дело в том, что в ломбарде взвешивали по несколько колец, несколько сережек сразу. Получается, что общая масса изделий совпадает, но стопроцентный вес каждого изделия по отдельности не установлен. Но в дальнейшем в ходе следствия вопросов по весу не возникало, он был установлен».

Адвокат Дорошенко поинтересовался у свидетеля, мог ли этот вес отличаться от фактического, на что последовал интересный ответ:

«А кто вообще знает фактический вес изделий? Я не знаю. Поэтому он примерно был указан. Вероятно, какая-то разница будет, каждое кольцо никто не взвешивал. Но общая масса совпадает». 

Тогда защитник подсудимого А. уточнил, был ли вес изделий указан из предположений. На что следователь Кулинич пояснила, как ни в чем не бывало, что предположения не имели место, данные взяты из залогового билета, просто она разделила указанный в нем общий вес на количество изделий.

— Из показаний следователя в судебном заседании установлено, что следователь для определения веса конкретного изделия брала общую сумму веса нескольких изделий в залоговом билете, и делила их пропорционально их количеству. Таким образом, она установила вес вменяемого объекта преступления. То есть, из девяти украшений, вес шести следствию не известен и существенно не соответствует показаниям потерпевшей. Следователь самостоятельно создала объект преступления и указала его в обвинительном заключении, что не соответствует действительности, — подчеркнул адвокат Роман Дорошенко.

Откуда следователь взяла эти данные и как — неизвестно. Но их несоответствие реальному весу — факт.

WhatsApp Image 2020-11-06 at 17.32.33.jpeg

Сравнение веса изделий из залогового билета, показаний потерпевшей и обвинзака следователя

Получается, что обвиняемому А. в качестве объекта преступления вменяются неизвестные украшения, не имеющие отношения к собственности потерпевшей. Характер и размер вреда не установлен, а это один из основных аспектов, требующих неопровержимых доказательств (пункт 4 части 1 статьи 73 УПК РФ). О чем и сообщил суд высшей инстанции, направляя дело на новое рассмотрение.

Сторона защиты в лице адвоката Романа Дорошенко ходатайствовала об исключении залогового листа ломбарда из доказательной базы по признаку отсутствия относимости доказательства к инкриминируемому преступлению и ходатайство о возврате дела прокурору.

— Ввиду отсутствия подтверждений сведений изложенных в обвинительном заключении, их не соответствия материалам дела и существу обвинения, в частности что конкретно было похищено, считаю, что при составлении обвинительного заключения допущены нарушения препятствующие рассмотрению дела судом, с целью устранения указанных препятствий, прошу суд на основании статьи 237 УПК РФ возвратить дело прокурору, — озвучил в ходе заседания защитник. Однако судья Чебышев по факту удовлетворения ходатайства вновь дал неоднозначный ответ.

На одном из последних заседаний, выслушав возражение стороны обвинения, судья Чебышев, после пары десятков минут в совещательной комнате, пришел в выводу, что ходатайство адвоката Дорошенко не обосновано и не подлежит удовлетворению.

Но на этом факторы аффилированности суда не заканчиваются. Последний, из увиденных корреспондентом на заседаниях, выражается в особом расположении судьи к стороне обвинения. Во время зачитывания адвокатом одного из ходатайств, у судьи и прокурора возможно велась переписка, о чем свидетельствует очередность уведомлений о сообщениях на телефоне как у прокурора, так и у судьи. Последний, кстати, фото и видеофиксацию на заседаниях запретил. 

Но явная согласованность действий суда и прокурора была продемонстрирована корреспонденту, когда судья показал стороне обвинения только что сделанную запись в блокноте, не исключено, что там было описано руководство к действию. Никому более эта запись показана не была. Отсюда и возникает вопрос, а так ли беспристрастен суд? И почему за ошибками следствия тянется шлейф неадекватного рассмотрения дела по существу?

В деле гражданина А. за пять лет сменилось три следователя, каждая из которых характерно «наследила» в материалах. Что в свою очередь поддерживали представители гособвинения.

Первый следователь Мелькумова, запустившая дело, например, настырно игнорирует повестки в суд, да и должности своей на данный момент лишена, не исключено, что из-за дела А. В котором она могла иметь отношение к утерянному вещдоку, указывающему на «главного героя».

Следователь Щетинина, которая, в свою очередь, возможно, также причастна к потере вещдока, доказывающего существование Дмитрия. 

SIM-карта, на которой хранилась переписка потерпевшей М. и «главного героя», загадочным образом исчезла. Куда, как и почему — на сегодняшний день следователь уже не помнит, о чем и заявила в ходе допроса на одном из заседаний. Ходатайство о возврате вещественного доказательства гражданину А. осталось без рассмотрения на три долгих года.

Кулинич, как стало известно в ходе допроса в суде, оказала невероятное влияние на сумму ущерба, положив неточные данные в основу обвинительного заключения.

Удастся ли гражданину А. и адвокату Роману Дорошенко добиться справедливости в этом деле — покажет время. «Блокнот Ставрополь» продолжает следить за судебным следствием.

Досадно в этой истории именно то, что о похожих сценариях расследования дел сообщить может чуть ли не каждый третий, столкнувшийся с «левосудием» на Ставрополье. Главные игроки — прокуратура и суд, выбирая путь наименьшего сопротивления, идут на компромисс, избегая санкций и выговоров, сохраняя свои позиции. И их перестают интересовать подсудимые, сегодня одни, а завтра другие, все они действуют на основе невольно рожденной кооперации, основанной на постоянном взаимодействии.

Остается надеяться, что молодой судья Евгений Чебышев, надевший мантию два года назад, сможет найти правильный с точки зрения правосудия выход и огласить гражданину А. справедливый приговор.

В распоряжении редакции находятся аудиозаписи судебных заседаний, и все вышеупомянутые материалы дела.

Ирина Бентяева



Новости на Блoкнoт-Ставрополь
Ставропольский крайсудЛенинский районный судсистемаадвокат
0
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое