Ставрополь Среда, 23 Сентября
Общество, 30.07.2020 07:37

Судьба Машука, Змейки и Бештаугорского заказника в суде так и не решилась

Вчера, 29 июля, в Ставропольском краевом суде прошло судебное слушание по коллективному административному иску 408 ставропольчан к думе края и губернатору о признании незаконным противоречия ряду федеральных законов части 8 статьи 4 краевого закона № 33 «Об особо охраняемых природных территориях».

Ответчиком по делу выступает парламент Ставрополья и Владимир Владимиров, заинтересованными лицами, привлеченными к участию в процессе — краевые министерства природных ресурсов и юстиции, прокуратура края.  Это уже третье судебное заседание по иску жителей Ставрополя, не согласных с тем, что краевая власть сама себя наделила правом изымать из особо охраняемых природных территорий (ООПТ) земли когда ей вздумается.

В частности, оспариваемая восьмая часть статья 4 КЗ-33 гласит, что: «Особо охраняемые природные территории краевого значения могут утратить свой правовой статус в следующих случаях:

1) истечение срока функционирования особо охраняемых природных территорий краевого значения, установленного при их организации, и нецелесообразность его продления;
2) утрата природными комплексами и природными объектами особого природоохранного, научного, культурного, эстетического, рекреационного и оздоровительного значения;
3) придание особо охраняемым природным территориям краевого значения правового статуса особо охраняемых природных территорий федерального значения;
4) придание особо охраняемым природным территориям краевого значения правового статуса особо охраняемых природных территорий местного значения.
9. Управление особо охраняемыми природными территориями краевого значения осуществляется государственными учреждениями Ставропольского края, подведомственными органу исполнительной власти Ставропольского края, уполномоченному в области организации, охраны и использования особо охраняемых природных территорий краевого значения».

Однако, возражают истцы, федеральное законодательство таких прав региональным властям не дает и прямо предусматривает запрет на ликвидацию или уменьшении площади ООПТ.

— Многие люди полагают, что мы вышли с административным иском в суд, чтобы вернуть 70 гектаров, «оттяпанные» у памятника природы краевого значения «Гора Машук». Они были выведены из состава ООПТ постановлением правительства края № 34-п «О внесении изменения в границу памятника природы краевого значения «Гора Машук», утвержденную постановлением Правительства Ставропольского края от 26 апреля 2016 г. № 169-п» от 27 января этого года, — говорит один из административных истцов, юрист Георгий Легкобитов. — И поэтому удивляются — а зачем дальше судиться, если на днях губернатор Владимиров подписал документ, которым отменяет как свое скандальное январское постановление и земли в полном объеме Машуку возвращаются. Но наш иск шире — мы хотим добиться признания части 8 статьи 4 КЗ-33 для того, чтобы вернуть не только Машук, но и иные территории ООПТ, беззастенчиво «отпиленные» у особо охраняемых территорий. Ну и, конечно, пресечь поползновения чиновников на отъем «вкусных» земель в будущем.

Без названия (13).png

Судьба этой злосчастной «восьмой части», согласно которой к сегодняшнему дню оказались под благовидными и законными предлогами «оттяпаны» в пользу частных застройщиков уже многие территории ООПТ на Кавминводах, могла быть решена еще вчера. Но изложить свою правовую позицию по рассматриваемому в суде иске оказалась не готова краевая прокуратура в лице своего представителя Ледовской, которая попросила перенести прения и вынесение судебного решения на «попозже».
Но пара курьезных и можно даже сказать, скандальных заявлений и откровений, на судебном заседании все же случилась.

Так, отвечая на вопрос истца, журналиста Елены Сусловой, как относится депутатский корпус в общем и представитель ответчика, в частности, к порочной практике изъятия заповедных земель под «прикрытием» краевого закона, начальник отдела правовой экспертизы законопроектов правового управления регионального парламента Сергей Закота ответил буквально следующее: «От имени всех 50 депутатов думы я не могу сказать, как они к этому относятся. Лично от себя я могу сказать, что отношусь отрицательно к этому. Но думаю, что и они к этому относятся отрицательно». Но тут же добавил, что все вопросы изъятия земель сначала проходят тщательное обсуждение во всех комитетах, согласования.

Заявление, согласитесь, парадоксальное, в духе «У меня есть мнение, но я с ним не согласен». Ведь из слов Закоты следует, что депутаты, как здравые люди и патриоты своего края, относятся отрицательно к выводу земель из ООПТ, но как винтики в государственной машине подчиняются конъюнктуре (или командам сверху?) и эти земельные распилы всё равно одобряют. Чести народным избранникам, естественно, это не прибавляет.

И еще один интересный момент. По признаю Сергея Закоты, в последнее десятилетие ни создания новых ООПТ, ни увеличения территории уже имеющихся ни разу не случилось. В отличие от перманентного «секвестрования» земель ранее созданных заповедных мест.
  
Второе скандальное заявление прозвучало от представителя губернатора, которая задала административному истцу вопрос, звучащий так: мол, вы просили приобщить к материалам дела «Рекомендации Совета при Президенте Российской Федерации по правам человека по итогам 33-го выездного (141-го) заседания в Ставропольском крае 17-20 марта 2020 года», но что это, вопрошала представитель губернатора, за орган? Кем и по какому нормативно-правовому акту он создан? И вообще, какие у него полномочия давать оценку действиям и законодательным актам, принятым на региональном уровне? Прозвучало это так, словно представитель губернатора вела речь о каком-то безвестном «человеке с улицы», который ни с того ни с сего начал указывать власти Ставрополья как и что делать.

После этого вопроса все, включая, похоже и судью Наталью Задорневу, впали в небольшой ступор. Пришлось напомнить уважаемой представительнице губернатора, что СПЧ создан прямым указом главы государства №120 от 1 февраля 2011 года и является его консультативным органом. Задача которого «Оказание содействия главе государства в реализации его конституционных полномочий в области обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина, информирования Президента Российской Федерации о положении дел в этой области, содействия развитию институтов гражданского общества, подготовки предложений главе государства по вопросам, входящим в компетенцию Совета». И полномочий у СПЧ, согласно президентскому положению не один десяток, в том числе даже «организация проведения экспертизы проектов федеральных законов», не говоря уже об возможности оценивать региональные НПА.

С другой стороны, если краевая власть, как следует из высказывания представителя губернатора об СПЧ, относится к Совету как к непонятному органу с непонятными полномочиями, зачем глава региона Владимир Владимиров в нынешнем марте лично встречал делегацию СПЧ и, говоря по простонародному, кормил-поил, сопровождал по всему краю и вообще вел себя с членами Совета как с «начальством из самой Москвы»?

В итоге, чтобы не затягивать процесс до бесконечности, судья Наталья Задорнева приняла решение поставить точку в этом деле 13 августа. На эту дату назначены и прения сторон, и вынесение вердикта.


Николай Огарёв

Новости на Блoкнoт-Ставрополь
  Тема: Экология Кавмингруппы  
ЭкологияМашуккраевой законсудадминистративный искЗмейкаБештауЛегкобитов
1
0

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое